Целестина (zelestina) wrote,
Целестина
zelestina

Categories:
  • Mood:

Экскурсия в "зоопарк"

Автобус подъехал к площади Рабина в Тель-Авиве. Шумная толпа туристов вывалила оттуда, сотрясая воздух многоязычием и ослепляя прохожих вспышками фотоаппаратов. Они разъезжали по Израилю уже вторую неделю и не уставали удивляться.
Да и кто бы не удивлялся, видя, как на крохотном клочке земли природа смогла разместить пустыню и леса. Сразу три моря омывали эту маленькую страну. А евреи! Евреи были столь разнообразны, что не верилось, что это один и тот же народ. И выглядели они вполне цивилизованно. И города были красивые и удивительные. И еда их - эдакое смешение вкусов и цвета - была такой, что пальчики оближешь.
Евпропейцы были восторженны и довольны. Правда, некоторые уже начали задаваться вопросом "А зачем мы сюда приехали? Что здесь отличается от дома?" Им нетерпелось увидеть что-нибудь искореженное в этом маленьком раю. И нет, горы мусора они могут видеть и у себя, если набраться смелости и пойти в неблагополучный район.
Но сегодня! Сегодня экскурсовод обещал им что-то с чем-то! Изюминку! Зоопарк!
Зоопарк?! Туристы было приуныли, но экскурсовод убедил их, что таких зоопарков они еще не видели. Мол, нечто подобное есть в исламских странах, но там это больше похоже на сафари, так как охватывает всю территорию страны. А в Израиле это выборочно.
Так что туристы были приятно возбужденны и предвкушали.

Экскурсовод сделал типичный жест всех гидов - махнул правой рукой куда-то себя за спину, одновременно небрежно закатав левой рукав.
- Мы с вами находимся на площади Рабина. Когда-то она называлась Площадь Царей Израиля. Но когда тут так удачно убили одного из премьеров, то решили, что его фамилия гораздо удобней для обозначения этой площади. И многих других площадей, трасс, школ, мостов, парков и вообще, половина Израиля теперь носит имя Рабина. Но я отвлекся.

Тут рукав на правой руке съехал вниз, и эскурсовод снова его подправил повторным жестом, который отчасти напоминал русские народные танцы с платочком.
- Итак, площадь Рабина. Когда-то очень очень давно - его голос стал похож на голос рассказчика страшных историй возле костра. Одна молоденькая туристка так напряженно слушала, что случайно нажала на фотоаппарат. Сработала вспышка и ослепила экскурсовода. Мотнув головой, он продолжил своим обычным, довольно занудным, голосом - Когда-то давно здесь был зоопарк. Поэтому было принято решение установить данный комплекс именно здесь. Пройдемте!

И туристы послушным гуськом двинулись за экскурсоводом. Им пришлось пройти металоискатель и подвергнуться личному досмотру вещей, как в любом месте, где они уже побывали. Экскурсовод в это время скучающе рассматривал свои ногти в стороне.
Когда процедура осмотра была завершенна и пестрая группа собралась вокруг гида с жадным любопыством, тот слегка кивнул, пересчитал присутствующих и жестом предложил всем пройти за ним туда, где виднелись большие клетки.

- Этот "зоопарк" отличается от остальных тем, что здесь содержатся не звери. В основном здесь присутствуют особи женского пола, немного детей и пару особей мужского пола.
- Вы говорите, что здесь люди?! - почти воскрикнула одна сухая пожилая дама в очках. Она была на две головы выше эскурсовода, и казалось, что он должен смутиться. Но этого не произошло.
- Женщины. В основном женщины. Я же сказал, что мужчин здесь всего парочку. И поверьте, они имеют с этого хорошую прибыль для своих семей. Их никто не заставлял, они оба выбрали эту работу сами.
Считая, что инцидент исчерпан, гид продолжил экскурсию, хотя группа явно пребывала в расстерянном состоянии. И в этот раз они двинулись за ним уже не так торопливо, и вожделение в глазах сменилось сомнением, а у некоторых и шоком.

Они подошли к первой клетке. Это была огромная конструкция, разделенная внутренней перегородкой на две части. Одна часть была большой, просторной. Другая - пятая часть клетки - находилась в тени растущего рядом дерева. Места там было разве что сесть на пол, поджав ноги. Что и делала находящаяся там женщина. В то время, как в большой части клетки на мягком кресле сидел мужчина, он смотрел телевизор, рядом с ним был книжный стелаж и журнальный столик. Табличка на клетке гласила: "Женщины не допускаются!" В этот момент подошел работник зоопарка и внес через заднюю стенку завтрак мужчине: несколько видов сыров, яичница, свежий хлеб, сок и кофе. Женщина на своей половине почувствовала запах и попробовала заглянуть в отверстие в перегородке. Мужчина это увидел и с фырканьем бросил в нее кусок хлеба. Работник сразу же подсуетился закрыть затычкой отверстие. Женщина снова угрюмо уселась на пол.
- А ее не кормят? - испуганно спросила Девушка с Фотоаппаратом.
- Конечно кормят! - возмутился экскурсовод. - Если бы мы не кормили всех наших питомцев, нас бы давно закрыл WSPA.
В подтверждение этих слов тот же работник, что обслужил мужчину в клетке, пропихнул женщине через прутья сендвич. Экскурсовод удовлетворенно кивнул и последовал дальше. Туристы уже поняли, что таких "зоопарков" они действительно не видели. Правда они еще не поняли насколько им это противно, неприятно или удивительно. Для того, чтобы составить более четкое мнение о данном месте они нестройной кучкой двинулись за своим провожатым.

Вторая клетка была не таких внушительных размеров, но все же достаточно большой. В ней содержались три женщины. Все три были одеты по последней моде, ухоженны, накрашены, с уложенными волосами. В клетке хорошо пахло. Стоял компьютер, книжный шкаф, столик, стулья, кресла, мольберт. На столе стояли свежие цветы и ваза с фруктами. Женщины были заняты своими делами и не обращали внимания на туристов. Одна печтала что-то на компьютере, другая читала, забравшись с ногами в кресло, периодически делая какие-то заметки в блокноте. Третья стояла возле мольберта и упоенно творила что-то на холсте. Впечатление эта троица производила более, чем благоприятное. Иностранцы даже расслабились и начали несмело улыбаться. А один пузатый мужчина (он был слишком полным, чтобы назвать его старым, но слишком лысым, чтобы назвать его молодым - скорее, он был среднего возраста, хоть и крупных размеров) даже набрался смелости и спросил, тыкая пальцем с обгрызаннам ногтем в табличку:
- Астотутписано?
- Простите, не понял... - вежливо поинтересовался экскурсовод.
- Стописано, - повторил мужчина, но уже не таким уверенным тоном.
- Ничего не понимаю! - Возмутился экскурсовод.
Тут женщина за компьютером резко поднялась и протянула руку с запиской через решетку. Гид взял записку, не обращая внимания на широкораскрывшиеся глаза своей "паствы".
- Ааааа, вы спрашиваете, что тут написано?
Пузатый согласно закивал, не сводя глаз с женщины. Она приветственно помахала толпе. Две остальных тоже повернулись к "гостям" и тоже помахали. У всех были заклеены рты широкой черной клейкой лентой, из тех, что так любят использовать строительные работники и бандиты при захорнении трупов.
- Здесь написано: "Образование - не значит - право голоса". Здесь находятся три примера того, как женщины в Израиле имеют свободный доступ к высшему образованию. Нас часто упрекают в том, что мы подобно исламским странам, ограничиваем женщин в развивии. Но посмотрите! Здесь: адвокат (женщина с книгой и блокнотом кивнула), художница (та, что возле мольберта довольно остранненно махнула кисточкой - она была слишком сосредоточенна на картине) и врач ("компьютерная" женщина тоже кивнула и вернулась к компьютеру).
- Если она врач, разве она не должна работать в больнице? - Поинтересовалась Сухая Дама.
- После сокращений, в больнице остались работать только мужчины. - Экскурсовод, казалось, был невероятно удивлен этим вопросом.
- И что она делает теперь? Тут? - Не унималась Сухая Дама.
- Правит статьи.
- О чем она пишет статьи?
- Она не пишет. Она ПРАВИТ! Она не может писать статьи, потому что она женщина. Но она, конечно, достаточно образована, чтобы править статьи для тех, кто может их писать. В конце концов, у нее есть на это время, а у них нет. Они часто выступают перед аудиторией. Они решают разные важные государственные дела.
- А они? - Сухая Дама ткнула пальцем в изящную троицу.
- А они нет. - Выдохнул экскурсовод. Этот разговор начал его утомлять.
В этот момент к клетке подошли трое мужчин. Женщины внутри сразу поднялись. Врач и Адвокат передали двум мужчинам папки с документами. А Художница передала скрученный холст. Мужчины выглядели довольными, но в то же время аболютно не удивленными. Так, как будто бы они проделылвали этот обмен уже не в первый раз. Каждый из них потрепал "свою женщину" по волосам, ласково (и снисходительно) ей улыбнулся и преподнес маленький сувенир: помаду, брошку и сумочку. Затем мужчины удалились. А женщины продолжили заниматься своими делами. Больше возле этой клетки делать было нечего.

Возле третьей клетки стояло ограждение. В клетке сидело несколько беременных женщин с затравленными глазами. Одна из них резко поднялась и подошла к прутьям. Девушка с Фотоаппаратом инстинктивно вскинула камеру, но встретившись через видоискатель с глазами женщины медленно ее опустила. Она было протянула ей руку, но экскурсовод испуганно закричал:
- Что вы делаете?! Они совершенно дикие! Посмотрите на табличку!!!
Табличка гласила: "Домашние роженицы".
- Тут написано "домашние", - неуверенно пролепетала Девушка с Фотоаппаратом. Женщины в клетке взвыли. Туристы содрогнулись, столько печали и боли было в этом звуке.
- Конечно. Именно поэтому они и дикие! - Эскурсовод втолковывал группе, как малым детями прописные истины. - Наши охотники отслеживают их в местах гнездования и отлавливают.
- Зачем?
- Как это зачем?! - искренне удивился гид. - Чтобы они не рожали дома! Неслыханное дело! Если все начнут рожать дома, как мы будем следить за популяцией, вакцинацией, адаптацией? Это очень хитрые особи. Они пытаются подорвать весь устой страны. Вот тут, - он указал на соседнюю клетку с открытой дверью, где тоже содержались беременные женщины, которые выглядели вполне довольные своей жизнью. - Тут совсем другие. Видите? Они сами приходят, без принуждения. И поэтому им позволяется выходить погулять, их могут навещать родственники. С этими никаких проблем.
Он брезгливо поморщился глядя на "домашних" и быстро пошел прочь. Группа заторопилась за ним. Только Девушка с Фотоаппаратом задержалась возле барьера. Когда все отвернулись, она протянула руку и погладила по щеке женщину в клетке. Та в ответ зажмурилась и улыбнулась. Но один из охранников подскочил и стукнул по клетке палкой. Женщина испуганно вскрикнула и убежала вглубь клетки. Девушка с Фотоаппаратом не менее испуганно поспешила за своей группой.

Она нагнала их возле четвертой клетки. Там были ... дети. Начиная от младенцев и заканчивает тем, кто выглядел лет на пять. И ни одного взрослого. Она пропустила начало рассказа, поэтому стала активно прислушиваться.
- ... да, именно так. В три месяца женщины должны выйти на работу. Есть, конечно, такие, что настаивают на прибывании с ребенком как можно дольше. Но это неразумно, вы же понимаете. Ребенку нужен коллектив, ему нужно научиться быть независимым от родителей. Достаточно того, что они забирают их отсюда вечером и на все выходные. Поверьте, многие родители только счастливы доверить нам заботу об их малышах.
- А малыши? - Поинтересовалась Сухая Дама.
- А что малыши? Они-то тут причем? Идемте дальше, у нас заканчивается время...

Проходя мимо клетки с семейством, которое выглядело явно счастливым, гид решил не задерживаться (время! время!). Только мимоходом заметил:
- Этот мужчина предпочел работать меньше, чтобы чаще видеть своих детей. В итоге у них негде жить. Сами понимаете, никакая связь между отцом и ребенком того не стоит.
- А почему бы не поощрать подобное? Например, снизить цены на жилье? - удивилась Сухая Дама. Экскурсовод опешил:
- Если всех поощрать, то государству не с кого будет драть налоги. И на что тогда мы будем содержать такое потрясающее место, как это, например? Нет. И отец и мать должны работать много и тяжело, чтобы ребенок ни в чем не нуждался. Они должны подавать пример ребенку, как быть сознательными гражданами, которые трудятся на благо государства, а не тютёшкаться с ним.
В этот момент сзади раздался детский звонкий смех. Пузатый улыбнулся и попытался сказать:
- Этзучитпиятно..
- Лучше молчите, все равно ничего нельзя понять из того, что вы говорите, - обрубил его экскурсовод, и Пузатый понуро поплелся в конце группы.

Они остановились возле клетки с подростками. Трое из них стояли возле одной стенки, возле другой стоял один мальчик, которого отчитывала работница зоопарка. Экскурсовод жестом подозвал ее к себе. Они тихо что-то обсудили, и она вернулась к своей работе по воспитанию мальчика. Трое остальных ребят ухмылялись. При этом все четверо выглядели так, будто только что подрались.
- Здесь вы видите пример улаживания конфликтов в образовательных заведениях. Этот, - гид тыкнул пальцем в одинокого мальчика, - побил этих ребят и теперь понесет наказание.
- А за что он их побил?
- Один из них его ударил, другие его обзывали.
- Так за дело! - раздались голоса.
- Да вы что?! У нас не дерутся! Если его ударили, он должен был немедленно обратиться к работникам зоопарка, чтобы они уладили конфликт. А те, кто его называли "мразью" и "гнидой" и еще что-то там про его маму, их вообще за что бить было?! Это же всего лишь слова! У мальчика явно дурные наклонности, его нужно к психологу. Это нельзя запускать. Нет, нет, он должен был придти и все доложить, а не брать инициативу в свои руки.

Тут мобильник экскурсовода начал трезвонить.
- Да... да... мы все еще тут... Все готово? Скоро будем!
Он оторвался от телефона и сделал отеческий жест, разведя обе руки в стороны, как будто пытался обнять свою группу потрясенных туристов. Его голос был ровным, с некоторыми нотками энтузиазма.
- Господа! Нам пора ехать! Стол уже накрыт! Я надеюсь, вам понравилась эскурсия, вы сможете написать отзывы о ней в нашем альбоме в автобусе. Давайте, давайте, проходите. У нас на сегодня назначенно еще посещение обзорной площадки в Азриле, где вы сможете в ясную погоду увидеть красоту Израиля от Гедеры на Юге до Хадеры на Севере. Поторапливайтесь, поторапливайтесь.

Пока изумленные туристы покидали зоопарк, никак не в состоянии решить что они чувствуют, кроме уверенности, что такого они действительно нигде не видели, он зорко пересчитал их. В конце концов, он был профессионалом. И от их безопасности зависела его работа. А ведь у него дома жена и дети...

Tags: госдумы, зарисовки, проза
Subscribe

  • Смех не грех

    У нас с Любимым редко выпадают по-настоящему выходные дни. Когда детей можно сдать бабушке хотя бы на одну ночь и провести время только вдвоем,…

  • Поезда смерти

    Сегодня в Израиле вечером наступит День Катастрофы. Кто-то скажет что это страшный день, грустный. Но я хочу думать о том, что раз мы все еще…

  • День Павших за защиту Израиля

    6 миллионов должны были погибнуть, чтобы у евреев появилась своя страна. С тех пор 23,320 человек отдали свои жизни, защищая эту страну. И еще сотни…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Смех не грех

    У нас с Любимым редко выпадают по-настоящему выходные дни. Когда детей можно сдать бабушке хотя бы на одну ночь и провести время только вдвоем,…

  • Поезда смерти

    Сегодня в Израиле вечером наступит День Катастрофы. Кто-то скажет что это страшный день, грустный. Но я хочу думать о том, что раз мы все еще…

  • День Павших за защиту Израиля

    6 миллионов должны были погибнуть, чтобы у евреев появилась своя страна. С тех пор 23,320 человек отдали свои жизни, защищая эту страну. И еще сотни…