November 18th, 2005

hat

Созрело

Ненавижу, когда делают выводы, не зная ситуации.
Ненавижу, когда присобачивают смысл, когда можно просто спросить, что имелось в виду.
Ненавижу лицимерие и шпионство.
Презираю тех, кто не может сам за себя постоять.
Мне отвратительны бешенные псы.

Если у кого-то есть что-то сказать по этому поводу, знайте - комменты скриняться
cup

Старая душа

Солнце садилось медленно, расплескивая разноцветные остатки дня на белые стены древнего Города.
Город стихал. Город прощался с днем, со своими Живыми. Город выпускал в ночь свое Прошлое...

Человек шел, сгибаясь под тяжестью мыслей. Он бормотал о чем-то, слышном и понятном только ему самому. Человек вдыхал воздух ночного Города с белыми стенами. Он искал ответы у этих стен. Стены молчали...

Призраки прошлого сидели на крышах и стенах из белого известняка. Они наблюдали за Человеком, который смотрел на них в упор и не видел. Он могут дотронуться до любого из них, но все что он почувствовал бы - это легкий озноб.
Призраки знали все ответы. Они слишком давно смотрели на мир со стен древнего Города. Они знали слишком много печали, они были свидетелями слишком многих радостей, им были известны секреты сохранения души... Но они боялись этого человека.
Он был одним из них, обретшим плоть. Он был посланником Прошлого в Жизнь. Человек копался в своей душе изо дня в день, как он копался у подножья горы, в поисках тайн древности. Ему казалось, что стоит найти старинный амулет, как от сразу вспомнит...
Призраки не могли позволить ему вспомнить. Сосуществование возможно при условии полного неведения.
Они признавали свою ошибку: когда душа Человека была возвращенна в Жизнь, ей не успели отнять крылья. Теперь человек ходил с подмятыми крыльями внутри себя. Они давили ему на сердце, они влекли его в Несбыточное. Иногда ему удавалось их расправить, и Человек парил... Но всегда находилась рука, которая хватала его за ногу и тащила обратно вниз, к земле, к Живым, к Незнающим. Человека убеждали в том, что он такой же Незнающий, что ему недоступны знания того, что было до нас...
И тогда Человек тосковал. Он поджимал свои крылья, он окутывал себя табачно-чайным дымом, он взывал к Призракам Прошлого. А они молчали. Они собирались вокруг него и молчали. Он ощущал их присутствие, он ловил их послания, нарисованные на запотевшем стекле, он видел их отражение в глазах обезумевшей от страсти женщины, но он никогда не слышал их, никогда...

Ночь за ночью Человек выходил на улицы Города. Он ждал, когда Призраки заговорят с ним в этой святой тишине, но они боялись... Боялись потерять свои крылья... А человек продолжал жить. Жить и терзаться вопросами... А Город продолжал ждать. Ждать его каждую ночь.
И диалог двух старых душ повторялся...